История Геническа и Арабатской стрелки
Война | Военком | Князь | Корни | Жизнь | Неонтихос | Покорение | Геничи | 1855 год | 1855-2 | 1855-3 | 1855-4 | 1855-5  : : 
Князь Лобанов-Ростовский биографическое описание

Князь Лобанов-Ростовский на кавказе

Михаил Борисович Лобанов-Ростовский
Военная и гражданская миссии на Кавказе

     ..........
    Лишь в конце 1843 года его произвели в прапорщики, а в середине 1844 года - в поручики Драгунского полка. С октября 1845 г. до октября 1846 г. офицер числился в Лейб-гвардии драгунском полку, вначале прапорщиком, затем поручиком, и исполнял должность адъютанта главнокомандующего Отдельным Кавказским корпусом генерал-адъютанта князя М.С. Воронцова.
    Кавказский период в жизни князя М.Б. Лобанова-Ростовского отмечен значительными событиями. Находясь в распоряжении генерал-лейтенанта князя Чавчавадзе, Михаил Борисович с 13 февраля по 14 марта 1841 года боролся с чумной заразой в Эриванском уезде, за что получил по высочайшему повелению признательность начальства. Далее по сентябрь этого года князь с Военно-походной канцелярией был в делах при деревне Аханли и селении Чиркее в Дагестане.
    В 1842 г. он находился в Самурском отряде генерал-адъютанта князя Аргутинского-Долгорукого, а позже участвовал в составе отряда генерал- лейтенанта (тогда - полковника) Фрейтага в строительстве крепости Ойсунгур на Качкалыковском хребте и походе в Северный Дагестан. Командуя конным летучим отрядом шестидесяти линейных казаков, Михаил Борисович отличился 16 ноября 1843 года под Низовым при освобождении крепости от блокады горцами, а 15 декабря того же года - "при разбитии скопищей Шамиля" и занятии штурмом деревни.
    В 1844 году князь воевал в составе Чеченского отряда, направлявшегося из крепости Грозной и Урус-Мартана к аулу Гехам и навстречу Назрановскому отряду. После соединения эти два отряда отражали нападения чеченцев в разных местах.
    За дела против горцев Михаила Борисовича наградили орденом Святого Владимира 4-й степени с бантом. 19 мая 1944 года ружейная пуля повредила князю левую руку, и он, не окончив похода с отрядом генерал-лейтенанта Нейдгардта, по причине болезни от раны, возвратился в июле 1844 года от Буртаная в крепость Грозную.
    Рекламная вставка
    Анализируя военно-стратегическое положение дел на Кавказе и государственный строй, установленный верховным имамом Шамилем, князь М.Б. Лобанов-Ростовский возмущался обстоятельствами затяжной войны и, наконец, в 1844 году послал наследнику - будущему императору Александру II анонимную записку с обзором кавказские событий за период с 1826 по 1844 гг. и своим видением способов выхода из тупиковой ситуаций.
    Оказавшаяся вскоре у Николая I, она шокировала его примерами противоречивых приказов командования в армии, воровства интендантов, пьянства офицеров; и все это - на фоне мужества и отчаянных действий в бою большинства солдат и их командиров. Но никаких мер к исправлению положения правительством не было принято, и это эхом отозвалось через 10 лет в Крымской войне.
    С 7 апреля по 1 августа 1845 года князь находился в экспедиции под личным начальством главнокомандующего Отдельным Кавказским корпусом генерал-адъютанта князя М.С. Воронцова.
    Со дня выступления Главной квартиры из Тифлиса он участвовал под обстрелом в преодолении рек, высот, ущелий, в штурме и занятии лесистых хребтов, крепостей и селений, в объединении с главными силами Чеченского отряда и с Дагестанским отрядом.
    За примерное мужество и храбрость, оказанные в деле против горцев с 6 по 20 июля 1845 года, князь М.Б. Лобанов-Ростовский был награжден орденом Святой Анны 3-й степени с бантом.
    Под тем же личным начальством князя М.С. Воронцова Михаил Борисович в июле следующего - 1846 года участвовал с отрядом во взятии позиций в Малой Чечне и в закладке крепости Ачхой.
    Усвоив арабский и татарский языки, а также кавказские обычаи, Михаил Борисович тем не менее не увлекался созданием образа офицера-"кавказца", не рядился для эффекта в восточные архалуки и широкие шелковые шаровары с драгоценностями, как это делал, например, А.А. Столыпин-Монго.
    Он серьезно изучал мюридизм, неизвестное тогда еще в широкой среде национальное и политическое движение, отличавшееся фанатизмом участников и призывами к использованию крайних мер в борьбе за веру, вплоть до самоликвидации.
    Приближая окончание войны, князь в качестве члена Комиссии по обозрению магометанских народов Кавказской области ревизовал в апреле 1846 года приставства кочевников и составлял проект нового управления ими, а в октябре того же года мирил в Сванетии враждовавших князей.

    Жизненный выбор между заграницей и Россией
    В Венгерскую кампанию ротмистр, а потом майор Лобанов-Ростовский в составе Главной квартиры Генерального штаба армии прошел с 27 июня по 13 сентября 1849 года от г. Мишкольца до Царства Польского, периодически участвуя в сражениях. В 1850 году князь получил за отличие, оказанное в военных походах и действиях против мятежных венгров, Командорский крест ордена Святого Леопольда от австрийского императора и орден Иоганнитера - от прусского короля, а в 1851 году - прусский орден Красного орла III степени. Через год король Обеих Сицилии пожаловал ему неаполитанский орден Святого Константиниана 2-й степени.
    Будучи законопослушным гражданином и патриотом, Михаил Борисович, вместе с тем, продолжал искать особый путь в жизни, потому что, кроме как на военной службе, не видел возможности применить свои незаурядные способности.
    Встречаясь за границей с другом Ксаверием Браницким, он уже, возможно, подумывал об эмиграции, так как убедился в бесперспективности изменения жизни России к лучшему изнутри силами умных и честных соотечественников.
    Но перевод в должность флигель-адъютанта Его Императорского Величества государя Николая I, исполнение новых служебных обязанностей, часто связанных с командировками в российские губернии по инспектированию войсковых частей, и женитьба на дочери фельдмаршала И.Ф.Паcкевича заставили несколько успокоиться.
    Однако, известно, что его и Браницкого в мае 1850 года встречал в Париже А.И. Герцен и вскоре сообщал об этом в письме к Г. Гервегу: "Князь Лобанов, о котором я тебе говорил, человек благородный, со всей широтой и богатством русской души, если она не подлая скотина".
    Еще в 1847 году бывший университетский товарищ нашего героя, а впоследствии известный публицист и славянофил Ю.Ф. Самарин, посоветовал друзьям доверить именно князю М.Б. Лобанову-Ростовскому как наиболее надежному человеку предупреждение возвращавшихся в Россию общественных деятелей о возможном их аресте на границе жандармами.
    Из этого следует, что Михаил Борисович не был беспочвенным мечтателем. Он предпринимал практические шаги к изменению жизненной ситуации и, наученный открытостью и прямолинейностью М.Ю. Лермонтова, поплатившегося за это жизнью, действовал осторожнее.
    По всей вероятности, в мирной жизни с годами князь смог бы примкнуть к какому-либо прогрессивному движению или стать, например, профессором университета и опубликовать свои труды, характеризующие целую эпоху в жизни общества.
    Но интервенция в Отечество турок, англичан, французов и позже сардинцев позвала офицера выполнять прямое предназначение по его защите, а ранняя смерть оборвала все творческие планы.

    Звездный час военной карьеры
    Незадолго до высадки союзников в Крыму князь М.Б. Лобанов-Ростовский с 17 апреля 1854 года находился при главнокомандующем Южной и Западной армиями на Западной границе и Дунае генерал-фельдмаршале князе И.Ф. Паскевиче и до 28 мая 1854 года участвовал в осадных действиях против крепости Силистрия, за что был произведен в следующий чин.
    Болезнь заставила его на время покинуть армию. Но в июле 1854 года он снова был в строю, однако - уже в отряде под Журжею под личным начальством нового главнокомандующего - генерала от артиллерии князя МД Горчакова. Там Михаил Борисович присутствовал при усиленной рекогносцировке, произведенной против турецкого мостового укрепления на Дунае.
    Затем вместе с армией в начале сентября подполковник перешел через границу обратно, выполнил ответственное поручение князя МД Горчакова и вскоре из Кишинева последовал за ним к месту нового назначения в Севастополь.
    Оттуда в апреле 1855 года он доставил императору в Петербург донесения и был отослан курьером обратно.
    О дальнейших действиях князя М.Б. Лобанова-Ростовского в мае-августе 1855 года свидетельствуют цитируемые далее извлечения из его формулярного списка 1856 года о службе и достоинстве: "13 мая назначен по воле главнокомандующего князя Горчакова начальником отряда для защищения страны, прилежащей к Азовскому морю между Чонгаром и Геническом. Отозванный на время в город Севастополь 30 мая, присутствовал при бомбардировании 3 и 4 июня и отраженном неприятельском штурме с 5 на 6 июня; того же месяца 8 числа по воле главнокомандующего отправлен обратно в Геническ для принятия начальства над отрядом, откуда окончательно возвратился 1 августа."
    В деле при Черной речке 4 августа сопровождал по приказанию главнокомандующего передовую колонну, которая под начальством командира 6 пехотного корпуса генерал-лейтенанта Липранди заняла штурмом Телеграфную гору.
    Приказом 4 августа назначен командующим Пехотным Его Императорского Высочества великого князя Владимира Александровича полком, в которой должности доселе пребывает.
    Вместе с командуемым полком был на работах на Северной стороне с 12 августа и в самом Севастополе 25, 26, и 27 августа, - на разных работах на 4-м бастионе, на 1-м и 2-м отделениях Оборонительной линии, где с успехом с нашей стороны отбит был неприятельский штурм; и вместе с войсками гарнизона Севастопольского перешел в ночь с 27 на 28 августа на Северную сторону».
    "Приказом по Южной армии 13 июня 1855 года за № 419 за отличие, оказанное против англо-французского флота на Азовском море при Генечах (так в тексте, - СИ.) всемилостивейше награжден золотою саблею "За храбрость" сентября 22 дня 1855 года по представлению главнокомандующего князя Горчакова за дело 4 августа награжден орденом Святой Анны 2-й степени".
    Воспользовавшись, например, только документами Генического отряда войск можно вполне охарактеризовать с самой лучшей стороны его командующего.
    В 1855 году в северо-западном Приазовье князь М.Б. Лобанов-Ростовский в полной мере проявил свои достоинства: дипломатическое дарование; умение провести глубокую разведку местности и уточнить данные военных карт; аналитическое и оперативное мышление при начертании и осуществлении плана отпора противнику; инженерные навыки на сооружении военных укреплений; психологические способности в оценке поведения противника и соотечественников; заботу о соратниках и готовность разделить с ними любую службу; способность отстаивать честь русского офицера; эмоциональность, высокую духовность, незаурядный литературный талант.

    С.Е.Павлова Князь Михаил Борисович Лобанов-Ростовский (повествование и документы о его действиях, мыслях и трудах). 2005г.

ссылки на полезные и интересные генические ресурсы