Отдых на Азовском море в Геническе и на Арабатской стрелке
Главная | Детский | Закоска и обрыва | Камешки  : : 

«Закоска» (за косой)

Закоска - вид со стороны слободки Путь к нему лежит либо по волноотбойнику с детского пляжа, либо через порт. Пацаны и девчонки с близлежащих улиц всегда выбирали первый, мимо проходной порта. (Уже – экстрим). Ребятня купалась там, где бетон осыпался со старого деревянного пирса. Иногда их гоняли охранники, да куда там… Через полчасика на том же месте снова резвилась весёлая ватага. Лёгкий матерок можно было услышать как от пацанов, так и от ровесниц женского полу, которых, иначе как «пацанки», вряд ли можно назвать. Упомянутая слободка – буквально через канал. Его же наличие позволяло время от времени «поймать вону» от моторки. Уединённый пляжик располагается прямо на заднем дворе рыбзавода. Неполалёку – рулоны изрезанной на банки ржавеющей жести. Где-то здесь писал свои знаменитые «Баркасы» знаменитый художник Куприянов. На другом геническом полотне – прогуливающиеся босиком по мелководью пары отдыхающих, одетых, естественно, по моде пятидесятых. Некогда это было место для влюблённых.

Пару лет назад в хороший июньский денёк я насчитал здесь всего пятерых. Две москвички-блондинки пользовались бесплатным ультрафиолетом. Трое неместных, но явно «наших» (потому что все лузгали семечки) развлекались всяк на свой лад. Муж ловил рыбу, супруга с дочкой баловались новеньким мобильником. В последние годы даже при среднем «северо-западе» воду отгоняет до такой степени, что на слободку впору пешком дойти. Это в некоторой степени грустно. Места стало много, а людей – так же мало, как и полвека тому.

«Обрыва»

К востоку от детского начинался пляж неопределённых размеров, где любили отдыхать в тишине и покое местные жители. Тут же, невдалеке от бережка, качались на волнах старые баркасы, «Казанки», «Крымы» и «Днепры». Горе тому, кто забывал в лодке хотя бы одно весло. Заходя в воду, каждый имел возможность наступить на ржавую лапу якоря из арматуры, что иногда и случалось. Вид на геническую обрыву

Парочки часом выбирали какую-то лодку и занимались там, помимо пляжных, иными прелестями. Слыхал я такую историю о «летучем голландце». Пришел под вечер рыбачок местный, с намерением выйти в море. Тихо выбрал якорь и потащил баркас на глубину. Так же тихо запрыгнул и стал веслом отгребать от берега. Смотрит – вода и так несёт куда надо. Ну и решил причаститься слегка. Достал сальце, лучок, винцо домашнее. Выпил. Задумался. Задремал.

Просыпается – а его сало парень с девкой нагло так трескают. Вином запивают. Тот – за весло. Гости шмыгнули в воду. Мужик поскользнулся, двинул сам себя веслом по голове – и тоже за борт. Пока барахтался – баркас унесло. И весло бросать жалко. Измена замучила. Так и уплыл баркас. А тех наглецов он потом нашел. Что было дальше – не знаю, только выловили его судно где-то на Бирючем.

Если под обрыв дня три дул южный или юго-восточный ветер, у берега скапливалось неимоверное количество морской травы. Для непривычных было мерзко преодолевать этот вонючий буро-зелёный слой по колено. Впрочем, до восьмидесятых годов бойко работала бойня. Даже погружаясь в воду на солидном расстоянии от берега, ноздри ощущали стойкий аромат свиного навоза.

Кстати, вытрезвитель в Геническе называли БАМом, далеко не в память об известной «комсомольской стройке». Это была аббревиатура – «Берег Азовского Моря». Немного в тылу до сих пор стоит инфекционное отделение райбольницы. Впрочем, это вовсе не страшно. Летними вечерами, случалось, выходили на бережок больные из других отделений, что способствовало скорому выздоровлению. И даже инфекционные пациенты имели доступ к оздоровительному эффекту лишь открыв форточку или взглянув на бронзовый закат.

Случилось и мне в этом отделении потусоваться в юном возрасте. Там тогда собралась весёлая компания. Я за время карантина успел прочесть книгу об Александре Македонском, напиться шикарного больничного кефира с печеньем, которые детям давали каждый вечер.

Однажды сосед по койке, здоровый детина из села, практиковал «гипноз». Он сажал подопытного на колени, сильно нажимал пальцем в район солнечного сплетения и заставлял сделать несколько глубоких вдохов. Конечно, после небольшого кислородного голодания, в глазах белело и цыплячья душонка на мгновения отрывалась от тела. Возвращаться ей не слишком хотелось, но когда это происходило, мозг минут пять-десять восстанавливал файлы после «некорректного отключения». Вот как раз в этот момент я поймал «зелёный луч». Это потом я узнал, что редкое преломление последнего солнечного всхлипа большинство людей никогда не видали. Может быть, на детские воспоминания наложилась эрудиция, но, кажется мне, в тот вечер над морем витали серебристые облака, не менее редкие, чем зелёный луч. Это испарения, невероятным образом достигшие стратосферы и застывшие на огромной высоте. Вот такая романтика инфекционного заболевания. Игровые аппараты онлайн вулкан - отдых и подработка Отдых на камнях

Обрыв срыли в прошлом веке. Теперь на берегу – «скалы». Гранитные глыбы для укрепления берега брались из самой радиоактивной части гранитного карьера где-то на Кировоградщине. Впрочем, тем, кто сейчас любит погреть кости на камушках, опасаться особенно нечего: естественная радиоактивность даже лечит некоторые болезни. Местные, кто знает, камешки обходят. А отдыхающим лишние миллибэры даже за месяц вреда не принесут.

Следующие истории произошли тогда, когда обрыв ещё вздымался метров на десять над глиняными окатышами пляжа. Кстати, по срезу грунта вполне отчётливо просматривались «исторические слои» в виде обнажённых старых выгребных ям, засыпанных всяким хламом. Иногда обрушивались норы, которые вели в городские катакомбы, где прятались с контрабандным товаром местные греки-листригоны, лет сто тому назад. Взгляд же с верхушки обрыва кружил голову.

…Одна весёлая компания в конце зимы решила поразвлечься «на самом краю». Водила лихо затормозил у кромки и поставил «Ниву» на ручник. На заднем сиденье уже была разложена «полянка». После третьего тоста на «старые дрожжи» самый трезвый участник застолья приметил, что земля уходит буквально из-под колёс. Начался спонтанный микро-обвал. Стояночный тормоз, как это бывает, заклинило. Задние пассажиры стали уже стёкла бить. Хозяин успел одному из них даже в глаз заехать. Пьяные ведь все были. Машина продолжала медленно сползать. Водила, мгновенно протрезвев, выскочил наружу, набросал веток под колёса, благо, что геничане не слишком заботятся и чистоте своего города. В облаке «испарения» подгоревших фрикционных накладок, «Нива» медленно поползла назад. После такого потрясения помирившиеся друзья рванули за добавкой. Вернулись на старое место, след-в-след. Фатализм – такая же отличительная черта настоящего геничанина, как страсть к пустым разговорам и поразительная бесшабашность.

К счастью для меня лично, тот же обрыв заставил меня «прочитывать последствия» ещё до того, как бесшабашная затея посещала голову. У местных пацанов одним из способов утолить адреналиновую жажду было съезжание без тормозов по крутому спуску. Я взял у двоюродного брата его «Орлёнок» и с поросячьим восторгом ринулся вниз. В результате, макушку мою лизнула волна, а колесо велика согнулось под прямым углом ровно посередине. Я долго отрабатывал потом свою оплошность, но в ближайшую велосипедную аварию попал только через тридцать лет. И то, машина сбила, когда уворачивалась от скутера.

Наконец, самый дальний участок «безразмерного пляжа», облюбованный жителями микрорайона, запомнился мне празднованием собственного дня рождения. Я пригласил женщину, приготовив для такого случая собственноручно приготовленное чехохбиле. Естественно, под настоящую хванчкару. Вероятно, мой вкус и кулинарный талант не поразили соучастницу скромного праздника. Я до сих пор один и ничего интересного от жизни не жду, кроме…

C.Воробьев

Читать дальше

Полезная ссылка Невероятные vulkanbesplatno.ru сейчас gamepig.ru/: официальный сайт.