История Геническа и Арабатской стрелки
Война | Военком | Князь | Корни | Жизнь | Неонтихос | Покорение | Геничи | 1855 год | 1855-2 | 1855-3 | 1855-4 | 1855-5  : : 
ГВАРДИИ ПОДПОЛКОВНИК ПРИМУШКО

"Помню, в период ликвидации Корсунь-Шевченковского "котла" его батальон пришел уже обстрелянный, удостоенный многих боевых наград, подтянутый, стройный офицер, представился. Это был капитан ПримушкоН.Т., наш новый замполит. С каждым днем росла слава об этом замечательном политработнике".

    А. Орлов, майор в отставке


Нива жизни

     Старшее поколение геничан хорошо помнит райвоенкома Николая Тимофеевича Примушко. Пять лет возглавлял он районный комиссариат. Сейчас подполковник Примушко на заслуженном отдыхе. 8 января ему исполнилось 80 лет. В этот день поздравить юбиляра пришли представители райгосадминистрации, совета ветеранов, бывшие сослуживцы и коллеги. Много теплых слов услышал ветеран. Редакция газеты присоединяется к поздравлениям и предлагает читателям интервью с ним.

    - Николай Тимофеевич, Вас в городе знают очень многие, однако биографию Вашу, я уверен, знает не каждый. Расскажите, пожалуйста, о Ваших детских и юношеских годах.

    - Родился я на Черниговщине, в крестьянской семье. Отец мой стал председателем сельскохозяйственной артели, так тогда назывались первые коллективные хозяйства. В 1925 году, когда мне было 7 лет, артель в своем составе переезжает в Генический район. Недалеко от станции Партизаны переселенцы основывают село Коммунарское, а свою артель преобразовывают в коммуну.

    Сейчас модно чернить то время, рассматривая его довольно односторонне. Но никогда не следует забывать, что это были первые послереволюционные годы. Вчерашние красноармейцы, движимые верой в правду революции, сражались на трудовых фронтах. Из такой среды и вышли первые коммунары, одержимые идеей всеобщего равенства и справедливости. Они и коммуну свою назвали - "Равенство". Позже коммуна была реорганизована в колхоз имени Сталина, центральная бригада которого разместись в селе Ровное.

    Семья наша жила в Коммунарском. Я закончил начальную школу на полустанке Юрицино, потом семилетку в Партизанах. После этого выучился на токаря и в 1934 году пошел работать в Партизанскую машино-тракторную мастерскую /сейчас это опытный завод/. Было мне тогда 16 лет.

    Отец мой в ту пору заведовал животноводством в новообразованном колхозе имени Сталина, а в 1936 году он стал председателем колхоза имени Шевченко. Поскольку в те времена образованных людей в селе было раз, два и обчелся, отец решил забрать меня в колхоз. Три года я проработал в колхозе имени Сталина и один год в Догмаровском хозяйстве.

    В 1936 году я был мобилизован на воинскую службу. Служить мне пришлось в Сибири, в далеком Омске. Через год в звании сержанта был назначен на офицерскую должность.

    - Начало Великой Отечественной войны внесло какие-либо изменения в Вашу судьбу?

    - Как только я узнал о начале войны, сразу же подал рапорт с просьбой отправить меня на фронт. Таких рапортов написал не один и всегда получал отказ. В ту пору на дальнем Востоке было неспокойно, империалистическая Япония представляла для нас серьезную опасность. Лишь в августе 1942 года мою просьбу удовлетворили.

    - Расскажите, пожалуйста, об этой страничке Вашей жизни.

    - Хотя у меня и не было специального образования, мне присвоили офицерское звание, и я получил направление на Волховский фронт - под Ленинград. Железное кольцо блокады сжимало этот город. В январе 1943 года начались бои по прорыву блокады. Я был заместителем командира батальона. В те дни командир был ранен, и мне пришлось взять командование на себя. Семь дней на передовой линии фронта руководил наступлением. Это была уже пятая попытка наших войск прорвать блокаду, и она оказалась успешной. Бои велись при поддержке артиллерии.

    Здесь я получил свою первую боевую награду - орден Красной Звезды. После прорыва блокады в Ленинграде встретились бойцы двух фронтов - Ленинградского и Волховского. В ближайшие дни по железной дороге сюда двинулись эшелоны с продовольствием для ленинградцев.

    В феврале 1943 года был ранен и попал в госпиталь. После излечения меня направили на 6 месяцев в военное училище, которое находилось в городе Иванове Московской области. После окончания учебы в январе 1944 года попал на 2-й Украинский фронт. Мне довелось участвовать в освобождении Кировоградской, Николаевской, Одесской областей. Под Одессой есть такое местечко - Балта. Помню, сколько усилий и человеческих жизней нам пришлось на него потратить. А так, в лоб, мы не смогли его взять. И вот в марте 1944 года мы ворвались в Балту через близлежащее село. В этом бою я тоже был заместителем командира батальона. Затем мы освободили от немцев Молдавию и вышли на рубежи Советского Союза. Потом была Румыния, не оказавшая нашим войскам особого сопротивления. Вот в Венгрии нам пришлось тяжелей. Немцы и с ними мадьярские фашисты отчаянно сопротивлялись. Дело усугублялось для нас труднопроходимой местностью. В октябре 1944-го снова был ранен, на этот раз тяжело: у меня оказались поражены обе ноги и предплечье. Полгода пролежал в госпитале и до сих пор еще ношу в своем теле осколки. Только в апреле 1945-го года снова стал в строй. 8 мая в Бресте, по пути на фронт, узнал, что фашистская Германия капитулировала.


Рекламная врезка -

    - Николай Тимофеевич, как сложилась Ваша судьба после окончания войны?

    - Я остался служить в кадровых войсках на территории Германии. Это уже потом, спустя годы, служба в оккупационных войсках стала считаться престижной. Нам же было очень тяжело. Поэтому в ту пору очень кстати был приказ маршала Жукова, согласно которому офицеров обязывали жить в казарме. Как только этот приказ перестал действовать, появились случаи нападения на военнослужащих, убийства их.

    - В чем заключалась Ваша служба в оккупационных войсках?

    - Служил на севере Германии, в городе Шверине. Мне приходилось бывать в репатриантских лагерях, заниматься судьбами этих людей. Большинство из них мы отправляли на Родину, однако в общей массе были и предатели, власовцы. Их следовало отделять. Делать это было очень трудно, ведь документов никаких не было, поэтому приходилось опрашивать тех, кто был с ними рядом. Этим занимались работники спецальных органов. Но хочу сказать, что к этому вопросу мы не подходили бесчеловечно. Например, если среди власовцев были такие, кто попал в их ряды малолетним, их мы отпускали. Отпускали и тяжело раненых. Ну, а убежденных изменников, конечно же, сажали в отдельный эшелон и отправляли на Родину. В Германии прослужил до 1947 года.

    - Потом вернулись на Родину?

    - Да, меня направили в Ярославское военное училище. После его окончания присвоили звание капитана, и я получил направление в Симферополь.

    - Оттуда Вас перевели в наш Геническ?

    - Нет, еще служил в Запорожье и Херсоне, а уж потом, в 1959 году, был переведен в Генический районный военный комиссариат.

    - Пять лет Вы занимали должность военкома?

    - Да, в 1964 году по состоянию здоровья ушел из армии и с тех пор на пенсии. Однако не сидел сложа руки, еще 14 лет работал служащим в разных организациях города. Вот такой, вкратце, жизненный путь подполковника Николая Примушко. За долгие годы безупречной воинской службы он награжден двумя орденами Отечественной войны /I и II степени/, тремя орденами Красной Звезды и 17-ю медалями,

    Николай Тимофеевич создал хорошую крепкую семью. Еще в 1947 году женился на Марии Петровне, которая в послевоенные годы заведовала Догмаровской начальной школой. Она работала в госстрахе, заведующей районного ЗАГСа. Сейчас Мария Петровна находится на заслуженном отдыхе, хотя до сих пор выглядит молодо и привлекательно.

    - Кроме этих должностей, - говорит Мария Петровна, - я еще была на партийной работе. Сейчас об этом говорить не принято, однако не стыжусь признать, что свои убеждения сохранила до сих пор.

    После беседы гостеприимные хозяева пригласили меня за стол и угостили чудесным чаем. За чаепитием разговор продолжился. Я узнал, что Николай Тимофеевич и Мария Петровна вырастили двух хороших детей - сына и дочь, сейчас у них уже есть трое внуков и один правнук.

    Я смотрел на этих прекрасных людей, до сих пор оставшихся молодыми и обаятельными, и думал: "Дай-то Бог, чтобы нынешнее поколение, подытоживая прожитую жизнь, также могло похвалиться такими образцовыми супружескими парами".

    И еще подумалось, что к представителям старшего поколения, людям 20-ЗО-х годов, живущим среди нас, можно примерить слова поэта Н. Некрасова: "Природа-мать, когда б таких людей ты иногда не посылала миру, заглохла б нива жизни".

    Валерий Красюк. "Вечерний Арабат" 1995 год

Обратите внимание -